Станислав Наумов: «Вы даже не представляете, как Сколково нравится миру!»

01.09.2011

По словам Станислава Наумова, вице-президента фонда «Сколково», масштабному международному проекту интересны области, которые относятся к разряду «неочевидное, невероятное». «Сколково» нужны не заведомо успешные проекты, а самые «тяжелые» случаи, риски которых пока никто в мире не готов взять. В идеале проповедники «Сколково» планируют создать инновационный интернационал, 25-тысячный город высокотехнологичного производства с широким спектром налоговых, таможенных и других льгот. Стоит ли опасаться регионам «утечки мозгов» в «Сколково», насколько интересен российский инновационный рынок зарубежным инвесторам, как получить «прописку» в проекте? Об этом и не только в эксклюзивном интервью для Инновационного портала НГУ.

- С одной стороны, уже сейчас есть проекты фонда «Сколково», с другой стороны, Инноград будет построен только к 2014 году. В чем разница между виртуальным «Сколково» и физическим «Сколково» с домами, населенными 25 тысячами жителей?
- Нет никакой разницы между виртуальными и физическими резидентами «Сколково». Есть проект Иннограда, который физически уже запущен 14 декабря 2010 года, когда президент Медведев установил реперную точку системы координат. Теперь строители могут привязать к ней градостроительную концепцию, которая 20 декабря была утверждена. Хотя у нас шаг в 10 лет, мы активно действуем, каждую неделю что-то происходит.
И, вы знаете, 2014 год – это очень близко. Например, Вы обычная компания, которая начинает строить офис и в 2014 году он будет готов. Означает ли это, что вы ничего не делаете, и ждете, когда у вас появятся эти квадратные метры? Нет, конечно же. Вы работаете на временных площадях. Вы просто потом переедете, а льготами будете пользоваться уже сейчас.

- Станислав Александрович, каким образом можно получить статус участника Сколково?
- Да, очень просто. Зайти на сайт (www.i-gorod.com) и заполнить анкету – ничего больше не надо. Потом мы эту анкету отправляем 10 экспертам по всему миру, которые дают ответ – да или нет – по трем вопросам: соответствует ли проект направлениям деятельности центра; предполагает ли разработку и коммерциализацию уникальных технологий, обладающих конкурентными преимуществами перед мировыми аналогами; предполагает ли участие в проекте иностранного специалиста, который имеет значительный авторитет в инвестиционной или исследовательской среде. Вот есть три «да» – и вы у нас в проекте. И дальше вы уже идете со своим бизнес-планом на инвесткомитет.

- Когда создавался проект «Сколково», инновационные регионы больше всего опасались, что «утечки» кадров в центр, поближе к Москве. Переживали, что созданная инновационная инфраструктура разрушится. Спустя время, что можно сказать по этому поводу? Опасения подтвердились или нет?
- Не подтвердились. В Закон о «Сколково» еще на стадии создания центра были вовремя внесены поправки. Компании, которые созданы на базе Закона о «Сколково» зарегистрировались сейчас по месту основной деятельности и являются как резидентами «Сколково», так и резидентами собственных ассоциаций, технопарков и т.д. Благодаря этому получился эффект распределенного инновационного пространства, где региональная часть общенациональной инновационной системы оказалась еще раз интегрированной в национальную систему.
Уже сегодня среди 83 участников нашего фонда половина работает в таких национальных исследовательских университетах и институтах как, например, новосибирский Академгородок. У нас заключены соглашения с институтами Академии наук, и среди них много институтов, работающих в составе Сибирского отделения – Институт катализа, Институт неорганической химии и т.д. Отмечу, что первые проекты появились именно оттуда.
«Сколково» как глобальный центр всегда будет работать в режиме распределенных научных коммуникаций. Оно само по себе будет местом встречи друзей, проведения симпозиумов, работы на высокотехнологичном лучшем в мире оборудовании, но при этом промышленное производство того, что будет сделано в «Сколково», будет распределено по всему миру и будет во многом зависеть от того, кто будет заказчиком на ту или иную новую технологию или услугу.

- Почему тогда зарубежные инвесторы с настороженностью относятся к инновационному бизнесу в России?
- Я думаю, что те зарубежные инвесторы, которые вошли с нами в совместные проекты, настроены более по деловому, чем те, кто пытается «выторговать» себе дополнительные условия. Я думаю, что это всего лишь тактика переговоров: «Мне у вас не все нравится, дайте мне еще дополнительные привилегии». Между тем сколковский проект дает такие привилегии, которые практически не имеют аналогов в мире. Нам иногда говорят, что налоговые льготы – это не главное, но, тем не менее, мы понимаем, что для российского предпринимателя это достаточно серьезный аргумент, чтобы начать высокотехнологичный проект.
За полгода у фонда «Сколково» появилось 12 ключевых партнеров-транснациональных корпораций. Еще столько же появится до конца года. Пусть мне покажут в мире еще хоть один пример, когда за год у фонда появилось 24 партнера! Вы даже не представляете, как «Сколково» нравится миру!

- В каких сегментах больше всего заинтересованы зарубежные парнеры?
- Биоинфо. Сейчас нет отдельного интереса только к биологии, или только к информатике. То, что мы будем делать в области био-медицинских технологий с опорой на информационные технологии, думаю, как раз и будет специализацией «Сколково» в мировой конкуренции инноградов. Кстати, в Новосибирске есть пример такого проекта – компания «Биософт», которая создают информационную платформу для биомедицинских исследований.

- Станислав Александрович, как происходит взаимодействие с российскими технопарками? Есть какая-то борьба за интеллектуальные ресурсы?
- Всем, кто хочет получить статус участника сколковского проекта, мы даем шанс. Ты работаешь в новосибирском Технопарке, приходишь к нам в «Сколково», заполняешь заявку, становишься нашим резидентом и продолжаешь работу в своем Технопарке. Нас спрашивают, почему Сколково, а не Дубна, Обнинск или Томск? Мы возвращаем в Россию наших ученых, уехавших в свое время из Дубны или Обнинска, поэтому, если мы сделаем выбор в пользу Дубны – все обнинские ученые обидятся, если выберем Кольцово, обидятся в Зеленограде. Мы решили выбрать нейтральную территорию.
Мы ожидаем, что прописка в «Сколково» будет «двойной». Никто не будет теснить регионы – это не имеет смысла. Наоборот, важно, чтобы все притягивались друг к другу и дальше.

- Какие инструменты используют для отбора инноваций. Это же непростая, незнакомая сфера.
- Есть, конечно, какие-то формулы: «Формула счастья», «Формула вечной молодости», и человек, который такой формулой обладает, может считать себя прокурором инноваторов. Но здесь скорее помогает чутье, интуиция.
Еще самый простой метод – метод аналогов. Если в мире нет аналогов этого продукта, тогда, наверное, это может стать инновацией.
Есть еще один интереный метод – дизайн потребностей. Когда вы не просто пытаетесь придумать еще один телефон, а придумываете коммуникатор, который дает возможность обладателю много дополнительных функций. Это вершина инноваторского мастерства, «Сколково» должен осуществлять инжиниринг всего этого процесса. Нам нужен креативный класс.

- На Ваш взгляд, каким образом нужно создавать моду на инновации?
- Естественным образом, чтобы было все сделано круто и искренне. Не надо бояться чудаковатости, легкой сумасшедшинки! Нас в сказках постоянно пугают: получится – не получится, съест волк Красную шапочку или не съест, а с другой стороны если посмотреть, то все герои в русских сказках – они все инноваторы.

Екатерина Унгур специально для Инновационного портала НГУ

Вернуться к списку интервью