Марина Ивановна Ананич: Все инноваторами быть не могут, но чтобы найти «тех самых» в процесс нужно вовлечь максимально возможное число желающих и сомневающихся

07.06.2011

В рейтинге инновационной активности регионов по итогам 2010 года Новосибирская область занимает третье место. Почему не первое? Что останавливает богатый на научные кадры и талантливую молодежь регион? Об этом корреспондент Инновационного портала поговорила с Мариной Ивановной Ананич, заместителем министра образования, науки и инновационной политики Новосибирской области. А также во время интервью узнала, как сегодня обстоит ситуация с инновациями в Новосибирске, чего не хватает для построения полноценной инновационной системы; и вместе попытались понять, когда «мощный, ресурсный шар Новосибирск» раскрутится в полную силу.

- Марина Ивановна, как на Ваш взгляд, в целом обстоит сегодня ситуация с инновациями в Новосибирске? Когда мы станем «силиконовой долиной» или «силиконовай тайгой»?

- Нас уже назвали столицей «силиконовой тайги». Это мнение крупной фармацевтической фирмы «Астра Зенека». Оно полностью совпадает с моим мнением.
Вообще, у меня складывается такой образ Новосибирска. Это большой, мощный, ресурсный шар, который надо раскрутить. Пока он крутится медленно. Причина – инерция мышления, а это еще более серьезное и сложное явление, чем инерция физических сил. «Тормозят» препятствия: сложности в восприятии инновационных процессов, несовершенство законодательной базы, неправильная расстановка сил и др.
Постепенно все устроится, получится, инновационная система будет работать без перебоев. Но системы пока нет, есть только набор элементов и набор сил, которые действуют в процессе.

- Что необходимо, чтобы процесс заработал и система сложилась? Какие силы?
- Во-первых, это наука. Нам повезло, что у Новосибирска есть такой ресурс. И надо понимать, уважать и правильно относиться к нему.
Во-вторых, у нас есть прекрасный образовательный комплекс, в котором есть и наука, и кадры, и программы. У нас почти 170 тысяч студентов, более 400 программ обучения. И это не считая программы дополнительного образования. Это огромный ресурс и здесь есть из кого выбирать. Все инноваторами быть не могут, но чтобы найти «тех самых» в этот процесс нужно вовлечь максимально возможное число желающих и сомневающихся.
Можно смело говорить, что уже 12 лет Правительство и сообщество предпринимают серьезные действия, для того, чтобы наука и образование стали эффективными. Именно интеграция этих сил является важными составляющими.
Если рассматривать систему обучения в НГУ: от физико-математической школы до Институтов СО РАН, то инновационная система у нас существует уже 50 лет. А мы ее на протяжении 12 лет вспоминаем, усиливаем, развиваем, тиражируем. Правда, за время перестройки некоторые элементы потерялись, и мы их надстраиваем. Так, при вузах появились центры инновационных компетенций, бизнес-инкубаторы, в будущем планируется появление при вузах Технопарков.

- А где из этих двух составляющих, образования и науки, должен быть центр? Где эта толкающая на инновации сила?
- Я считаю, что основной центр сейчас должен быть в Высшей школе. Именно там высокая концентрация молодежи, профессорско-преподавательского состава – интеллектуальной элиты, которая может взрастить способные молодые кадры.
Сегодня мы должны очень серьезно отнестись к подготовке такого преподавательского состава, к системе передачи знаний от ученых к молодежи, к популяризации знаний, новых разработок. Сегодня процент людей, интересующихся вопросами науки, резко снизился: люди не знают ничего ни об ученых, ни о достижениях. Это лишний раз подтверждает, что пока инновационного общества не получается.
Кроме знания о процессе, важен спрос на инновации. Если нет потребителя продукта, значит, усилия потрачены напрасно. Если продукт нужен, значит все деньги, потраченные на поддержку проекта, результативны. Но чтобы проект получил свою целевую аудиторию, ее нужно готовить.
Как правило, обладатели проекта не знают, кому продавать, не всегда представляют, как этот продукт может выглядеть. Этот момент нужно переламывать, чтобы разработчик видел, знал и понимал, что это за продукт, как он выглядит и кому он нужен. Для этого у нас есть ряд мероприятий.
Например, конкурс «Идея Next». Казалось бы, при чем тут рекламисты? Но без их действий невозможно продвинуть новый продукт. Кроме того, анализ бизнес-планов показал, что практически никто из инноваторов не вкладывает в бизнес-план затраты на маркетинговые исследования и элементы продвижения. Поэтому мы решили провести такой конкурс. В нем тройная польза: студенты получат компетенции, инноваторы - рекламную кампанию, а регион получит хороший инструмент интеграции вузов и инноваторов. Дальше возможно и трудоустройство, и совместные проекты. Кстати, в рейтинге журнала «РБК daily» этот проект назван в числе десяти лучших в Новосибирске в области инноваций.

- Реклама нужна по большему счету уже готовому продукту. Но нередко бывает так, что у команды есть идея, научная база для работы, расчеты, четкий план работы на «первых парах», но представление о готовом продукте крайне туманно. Как переломить такую ситуацию?
- Конечно, нужен элемент, соединяющий науку и продвижение. Это инжиниринг – действие, которое позволяет из научного проекта сделать действующий образец и далее приятный глазу товар. Пока в этой области мощного движения нет. Поэтому мы планируем запустить проект Межвузовской системы магистерской подготовки.
Эту идею начали продвигать еще пять лет назад. Было несколько попыток: совместная подготовка магистров в сфере информационных технологий (инициаторами выступили НГУ, СибГУТИ, Сибакадемсофт), в сфере нанотехнологий (НГУ разрабатывал совместно с НГТУ) и др. Сейчас рассматриваем варианты создания магистерского центра на базе Технопарка, возможности подготовки специалистов по заказу предприятий. Необходимо создать программу обучения именно для человека-изобретателя, который не только придумает проект, но и поймет, как прийти к опытному образцу.
Постепенно мы выстроим систему подготовки кадров и систему инжиниринга. Так, в этом году на Интерре будет представлен крупный межвузовский блок «Инжиниринг» с мастер-классами и презентациями от ведущих российских и зарубежных экспертов. Кроме того, запустим конкурс дипломных работ инженерных направлений. На круглых столах поднимем тему сочетания теории и практики, науки и производства.
Отмечу, кстати, что в продвижении такой информации нам помогает и инновационный портал НГУ. Актуально сделать подобный областной портал. Человек заходит на этот ресурс и видит, какие пути для него открыты. Так он быстрее включится в инновационный процесс.
Еще одной находкой Министерства является конкурс «Технодизайн» - разработка дизайна упаковки и нового продукта для инновационных проектов силами студентов-дизайнеров. Для активизации этой деятельности создан центр инновационного дизайна при НГАХА.

- В недавнем рейтинге инновационной активности российских регионов Новосибирская область заняла третье место, пропустив вперед Томскую и Московскую области. Марина Ивановна, чего, на Ваш взгляд, нам не хватает, чтобы быть в этом рейтинге первыми?
- Инновационная активность это, в том числе PR и публикации. Недаром «Идея Next» вошла в число успешных проектов – мы очень активно продвигали этот проект и его заметили. Или пример «Лаврентьевского прорыва» - он тоже активно «пиарился». Нужно активно рекламироваться, участвовать в различных мероприятиях не только нашему Министерству образования, науки и инновационной политики, но и вузам, институтам.
Проблема в том, что у Новосибирска много ресурсов - поэтому мы сидим и ждем, когда они сами начнут работать. Томск – очень хороший город, но у них таких ресурсов меньше. Поэтому они более «предпринимательские». Ведь так всегда происходит – кто сидит на богатстве, тому искать ничего не нужно, поэтому и двигаются медленнее. А наш шар раскрутится обязательно.

- Какое понятие вы вкладываете в слово инновация?
- В законе есть только понятие «инновационной деятельности», и она включает в себя всё: и наукоемкую часть, и всё, что содействует ее продвижению. На мой взгляд, инновация – это новый продукт, который связан с интеллектуальной собственностью и успешно продвигается на рынке. Продукт, удовлетворяющий новую потребность или по-новому удовлетворяющий существующую потребность, что чаще происходит.

- В калифорнийской силиконовой долине есть немало компаний, подпитываемых мощной системой госзаказа со стороны американского правительства. Российские инновационные компании госзаказами, прямо скажем, не избалованы. Изменится ли, на Ваш взгляд, эта ситуация в России в ближайшем будущем?
- Неправда, что мы не избалованы. Большая часть фирм, размещенных в Технопарке, начинала с разработок, которые когда-то были в институтах. Просто интеллектуальная собственность тогда не оформлялась, как положено – каждый выходил с мыслью, что разработка его собственная. Но сделана-то она была на оборудование государственном и в государственных учреждениях. Так что первым спонсором этих инноваторов было государство. Это не надо игнорировать, и не надо осуждать. Так сложилось.
Сейчас государство также пытается помогать – тот же Технопарк: льготные условия аренды, создание условий технологического обеспечения, предоставление консалтинговых услуг и проч. Государство предоставляет различные гранты – это тоже господдержка. Только ею нужно правильно пользоваться: вовремя подать документы, выиграть в конкурсе – никто же не говорил, что инноватор будет сидеть, открыв рот, а государство будет его кормить с ложечки. Нужно приложить усилия.
Более того, у нас есть целая система поддержки инноваторов в написании бизнес-планов, организации маркетинговых исследований. Это может быть не очень большие деньги, но мы подбираем экспертов, способных это сделать.
Наш Фонд поддержки науки и инновационной деятельности работает с 1998 года, мы одни из первых начали помогать инновационным фирмам. Господдержка была всегда, но не всем. Кто мог прорваться, у кого инновация действительно была достойной, тех и поддерживали.

- Технопарк Новосибирского Академгородка является одним из самых «технопаркововых» в России. Его резидентами является около 100 реально инновационных компаний, в его составе есть собственное высокотехнологическое производство, технопарк соседствует с большим количеством исследовательских институтов и с одним из лучших российских университетов. Как Вы думаете, что еще нужно нашему Технопарку для полного счастья?
- Технопарк еще не достроился, поэтому еще не все элементы системы доведены до конца.
Не хватает резидентной политики. Еще нет полного понимания у участников: какие условия необходимы для резидента, каким образом их отбирать, что ему должно быть предложено – это не сформировано в документах. Но в ближайшее время этот вопрос будет решен – рабочая группа в Технопарке взяла этот вопрос под контроль.
Еще в Технопарке должна быть постоянная «жизнь». Каждый день, конечно, невозможно что-то устраивать, но регулярность нужна – все должны привыкнуть, что в Технопарке постоянно что-то происходит. Должна быть «клубность» - какие-то презентации, лекции, мастер-классы, переговоры, встречи. А жизнь будет там только когда всем будет интересно, полезно и выгодно.

- Вы возглавляете Управление науки и инноваций Министерства образования, науки и инновационной политики НСО. А в Вашем Управлении или в Министерстве есть экспертный или общественный совет? Многие министерства российского правительства имеют подобные советы . . .
- При Министерстве науки, образования и инновационной политики есть совет научной молодежи, при губернаторе есть научно-технический экспертный совет. Они работают с этого года. Раньше работали другие похожие советы. Если у кого-то есть предложение, какую тему нам нужно обсудить на ближайших Советах, мы с удовольствием это сделаем.

- Марина Ивановна, как так получилось, что в Совете молодых ученых и специалистов при Правительстве Новосибирской области нет ни одного представителя НГУ? У нас есть прекрасные молодые специалисты и молодые ученые, двое из них только что получили престижные медали РАН . . .
- Могу ошибаться, но молодежь из НГУ в этом Совете есть. Если у Вас есть конкретные предложения какого-то важного представителя, мы готовы включить его в наш Совет.
Новосибирский государственный университет мы любим. Для нас это очень серьезный вуз с идеальной системой «потока специалистов». В НГУ есть какая-то особая атмосфера. С одной стороны, она мешает - НГУшники не самые быстрые в реакции, но вместе с тем, если им что-то интересно, они это сделают на энтузиазме и очень качественно. Важно, чтобы сохранилось это чувство интереса.

Екатерина Унгур, специально для Инновационного портала НГУ

Вернуться к списку интервью