Владислав Милейко: Инновационная конференция - это лучший мотиватор для дальнейшего движения.

18.01.2011

Для аспиранта Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН Владислава Милейко и его проекта 2010 год оказался на редкость урожайным. Проект Владислава и его команды «BrEp-тест. Высокоточный метод ранней диагностики рака молочной железы» предполагает коммерциализацию и продвижение метода ранней диагностики опухолей молочной железы, основанной на анализе внеклеточной ДНК крови. Актуальность проблемы и необходимость поддержки такого проекта отметили высокими оценками эксперты на конкурсах разного уровня. Победа на Всероссийском молодежном инновационном конвенте, Первой декабрьской инновационной конференции-школе НГУ…, а в середине декабря молодой новосибирский ученый получил из рук Президента национальную премию в области инноваций им. В.К.Зворыкина (напомним, что только трое молодых инноваторов, получили поддержку государства в размере 1 млн. рублей для своих разработок).

О том, как ученым удается создавать и самостоятельно продвигать коммерчески успешные идеи, в интервью с руководителем проекта-победителя «Зворыкинской премии» Владиславом Милейко.

-Владислав, представленный Вами инновационный проект стал лауреатом форума "Интерра-2010", 1-й Декабрьской инновационной конференции-школы НГУ. Недавно был оценен «Зворыкинской премией». В чем секрет успеха этого проекта?

- Секретов несколько. Во-первых – это актуальность задачи, которую решает наш проект. Она стоит очень остро. Ни для кого не секрет, что необходимость раннего выявления онкопаталогии (в частности, рака груди) - это ключевой момент в борьбе со смертностью от онкологических заболеваний. Сейчас ранняя диагностика выходит на первый план, поскольку терапевтические средства в течение последних двадцати лет очень сильно продвинулись, а диагностика, к сожалению, не позволяет достаточно рано выявлять «отклонения».
Второе – уникальность нашего решения. Кроме потребительских характеристик: удобства, высокой производительности, доступности, это еще и исключительная точность – в предварительных испытаниях было показано, что мы можем выявлять до 95%, при этом не давая ложно-положительных результатов). Это недостижимый показатель для стандартных скрининговых методов, таких как маммография и УЗИ. К тому же все современные методы требуют покупки и обслуживания специального дорогостоящего оборудования и высочайшей квалификации специалиста, что ограничивает их широкое распространение. Более того, эффективность таких инструментальных методов сильно зависит от индивидуальных особенностей строения органа и расположения опухоли. Преодолеть эти ограничения нам удалось, разработав высокоточный метод лабораторной диагностики.
И третье – это наша команда. Благодаря этим трем составляющим, мы результатов таких достигли.
Я хочу подчеркнуть, чтобы не было лишних иллюзий, что наши результаты пока лишь демонстрируют потенциал. В действительности мы не можем похвастаться, что уже запустили первую партию, спасли столько-то жизней… Когда таких результатов достигнем, то смело сможем сказать: «Да, мы добились результатов!» А пока это только некий задел. Это лишь старт для будущих достижений.

- Обычно в числе сложностей на пути продвижения проекта, его коммерциализации называют несовершенство законов. Коснулась ли такая проблема Вашей команды?

- Мы пока находимся на ранней стадии развития проекта, поэтому с этой сложностью столкнулись не в полной мере.
Что касается несовершенства законов, то первое, с чем у нас могут возникнуть проблемы – это сертификация и регистрация в соответствующих органах. Но мы надеемся, что этот процесс пройдет безболезненно - системы для лабораторной диагностики подлежат упрощенной процедуре регистрации в отличие от фармпрепаратов. У диагностических систем меньше шансов навредить человеку.
Конечно, совершенных законов не бывает, но надеюсь, государство нас, и всю инновационную инфраструктуру, как-то поддержит.

- Вы работаете в Институте химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН. Слово "фундаментальной" подразумевает, что исследования института имеют научную направленность. Как в этих условиях удается разрабатывать и продвигать конкурентоспособный коммерческий продукт?

- Первые работы, посвященные технологии, которой мы сейчас занимаемся, начались еще в начале 2000-х. Тогда они касались преимущественно фундаментальных основ: какие механизмы приводят к появлению таких биомаркеров в крови, как распределяются и прочее. Это было сделано с конкретной целью – в какой-то момент создать такую диагностическую тест-систему. Сейчас мы вплотную к этому приблизились, и ресурсов института не хватает - у него другая направленность: изучать жизнь в самом широком смысле этого слова, а не заниматься конкретным набором, «упаковкой продукта в баночки». Однако мы отдаем себе отчет, что собственной компетенции, скорее всего, нам не хватит. На последующих этапах необходимо будет привлечь для работы того, кто обладает опытом продвижения таких проектов. В свое время мы отказались продать патент на технологию за границу. Нам хотелось проследить, чтобы это не стало просто источником наживы, а действительно смогло обрести массовость и широкое распространение в клинической практике, смогло помочь онкологическим больным.

- Вы - выпускник факультета естественных наук НГУ. Нужно ли на Ваш взгляд преподавать в НГУ дисциплины, связанные с сугубо практическими приложениями физики, химии, биологии?

- На старших курсах я бы ввел основы проектного менеджмента. Кто-то из выпускников пойдет в чисто фундаментальную науку, что просто прекрасно, кто-то захочет заниматься какими-то прикладными вещами - и тут не обойтись без элементарных представлений о том, что у проекта должно быть проработано, над какими вопросами стоит задуматься. Я прошел много этапов конкурсов и видел очень хорошие, интересные проекты. Они не проходили на следующие этапы только потому, что не были проработаны по ключевым вопросам. Команда не обратила внимания, а проект в итоге остался в стороне. Решить такую проблему смогли бы специальные курсы, хотя бы в факультативном формате.

- Поговорим о Первой инновационной декабрьской конференции, что проходила в НГУ. Такие мероприятия могут стимулировать студента, магистранта, выпускника к творческой деятельности, как-то поддержать?

Безусловно. Замечательно, что такие мероприятия проходят, и внимание к этой проблематике уделяется со всех сторон, на разных уровнях. Здорово, когда сама среда создается вокруг людей, готовых что-то делать, желающих изменить мир к лучшему своими силами. Одно дело, когда Президент с экранов говорит, насколько важно и нужно развивать инновационную сферу, и другое - когда реально дается возможность потрогать, посмотреть проекты, пообщаться.
Кроме того, есть и такой аспект. Когда я выпускался, мне показалось, что многие из моих сокурсников, выбирая лабораторию, «плыли по течению», выбор делали не осознанно. Подобные мероприятия заставляют задуматься: а что я буду делать дальше, на что буду тратить время, и что получу в итоге? Когда этими вопросами задаешься до выпуска, это «работает» лучше любой беседы о профориентации: человек сам для себя начинает прокручивать варианты, просчитывать шансы. Инновационная конференция в этом плане уникальное событие, она открывает новые возможности, показывает истории успеха. А это лучший мотиватор для дальнейшего движения.

- Как оцениваете инновационный климат в России? Вам комфортно быть инноватором?

- Я повторю, что пока у меня позитивного, завершенного опыта нет. Если бы мы добились каких-то реальных результатов, я мог бы говорить об этом более компетентно. Но в целом, хочу сказать, что появилось больше возможностей. Другое дело, что сложно получить к ним доступ. В основном все возможности сконцентрированы в столице, до Новосибирска доходит очень мало. Но, думаю, что Технопарк, и вся завязанная на нем инфраструктура поможет в этом плане.
Сейчас, пока уделяется внимание, нужно пользоваться моментом и заявлять о себе. Не надеяться, что получишь «бесплатные» деньги, и сможешь жить полгода, а действовать. Если действительно нацелен изменить мир своими руками, веришь в эффективность своего проекта, то возможности есть! Нужно пользоваться всеми незначительными «случаями», чтобы эти возможности расширять и получить доступ ко всем инновационным ресурсам.

- Владислав, если бы президент Дмитрий Медведев мог бы выполнить какое-то желание касательно Вашего проекта, чтобы Вы попросили?

- Какой бы не была команда разработчиков, все равно не хватает компетенции. Нужны эксперты, подкованные в определенной области. Для развития нашего проекта очень важно было бы привлечь именно таких экспертов.
Деньги – не единственное, что нужно для реализации проекта, это не залог успеха. Без соответствующих компетенций мы не справимся.

Екатерина Унгур, специально для Инновационного портала НГУ

Вернуться к списку интервью